April 15

Цитаты из Vita Nostra. Работа над ошибками

Статья — https://blog.devstorm.ru/vita_nostra2

Тебе ли не знать, что абсолютны только идеи, а проекции… проекции ложатся по-разному, как тени на стенах пещеры.

«– Меня пугаете не вы, – после длинной паузы сказал Стерх. – Пугает та легкость, с какой в наше время аннулируются вековые традиции.»
«Они скрыли от нас кое-что: мы прогрессируем, как понятия, только пока в нас остается что-то человеческое.»

«Через четырнадцать лет моя мама – другой человек, не та, кого я помню. И у нее по-прежнему есть сын – ну, формально. Мы даже созваниваемся по праздникам. Формальный сын, иллюзия сына. Думаешь, мало кто так живет?»

«Я убийца реальности, – мрачно подумала Сашка, – и разрушитель грамматических конструкций».»

«кровь – не только физиологическая жидкость, но и катализатор множества смыслов…»

«Расписание занятий склеилось, как лента Мёбиуса, она же липучка для мух.»

«…И ошиблась. Она стала Паролем «Не бойся», но формулировка через отрицание приводит к искажению смысла.
Свойство самолетов – падать.»

«– Студент отдает свободу с облегчением, с радостью, он счастлив, что приходится жертвовать такой малостью, взамен получая душевный покой. Когда твои преподаватели увидели, что ты не только не намерена сдаваться, а вообще не понимаешь сути задания…»

«Вы не отдавали свою свободу, но вы ее отдали, потому что я научил вас выражать идеи через то, чем они не являются.»

«– Осмелься, – шепотом сказала Сашка.»

«– Сингулярность, – повторил он громко. – В философии – единичность существа, события или явления. Математическая сингулярность – точка, в которой функция стремится к бесконечности.»

«Жить – значит быть уязвимым. От кромешного ада отделяет стенка мыльного пузыря. Лед на дороге. Неудачное деление стареющей клетки. Ребенок подбирает с пола таблетку. Слова цепляются друг за друга, выстраиваются, повинуясь великой гармонии Речи…»

«Он был чьей-то проекцией – тенью больших надежд либо некачественной контрацепции»


«Он чего-то хотел от нее. Он был чьей-то проекцией – тенью больших надежд либо некачественной контрацепции, но он был человеческим существом, живым, естественным, и Сашка чуть не заплакала от умиления: дальнобойщик был тем, кто отпустил ее на свободу из схемы Физрука. Он превратно истолковал выражение ее лица: все еще улыбаясь, расстегнул ширинку. Положил руку Сашке на загривок, слегка надавил…
Она присвоила его, подключив новый информационный пакет к своей системе. Водитель дернулся, не в силах отнять руку, как человек, схватившийся за высоковольтный провод. Его глаза помутнели и закатились.»

«– Это не вопрос веры, – сказал он глухо. – Есть ошибки, которые нельзя исправить, но можно извлечь урок…»

«Она, Сашка, – случайность, для кого-то удачная, для кого-то трагическая.»

«– Последний вопрос, – он посмотрел очень серьезно. – У меня есть выбор, любить тебя или нет?»

«Этот символ, существующий в трех измерениях, развивающийся во времени, делящийся на два, а потом на четыре, как оплодотворенная яйцеклетка, – любовь. А если сделать вот так, – Сашкина ручка чуть не прорвала бумагу, – это больше не является любовью. Это не ненависть, не равнодушие, не обида, не отчуждение – но это и не-любовь… Кажется, это свобода.»


«Впускала в себя чужое молчание и усилием воли перерабатывала: из тишины заснеженного кладбища выплавляла беззвучие заброшенной космической станции, тишину людной площади за мгновение до казни, тишину разрушенных слуховых нервов.»

«– Вам необходим сложный… сильный эмоциональный комплекс. Топливо. Энергия. Информация. И страх потери тоже! Хотя не только страх и не столько он…»


«Ярослав думает, что мир предсказуем и местами даже справедлив. Он инстинктивно убежден, что достаточно полагаться на повседневность и безошибочно делать свою работу, и тогда, конечно, все будет хорошо. Миллионы людей благополучны и живы, и ничего ужасного с ними не случается…»

«…Все, бывшее извне, сделалось враждебным. Все, бывшее внутри, стало избыточным.»


«И вот – она переступила порог аудитории, где не бывала три месяца. За окном стемнело, завывал ветер, и снежинки клевались в окно, будто птицы Альфреда Хичкока.»

«Я не убиваю студентов, – вспомнила Сашка. – Я давал вам задания «со звездочками», усложненные. Это тоже учебный процесс…»

«Все, что действительно ценно, – вне материи»

«Можно повернуть вспять какую угодно катастрофу, если только это не осознанный человеческий поступок. Свобода – вечный источник зла.»

страх формирует реальность


ребенок захлебывался криком…
концентрированная осень
След от самолета в голубом фарфоровом небе.
Если бы горящий дом мог блевать в этот момент – Сашку бы стошнило
…Звезды взрываются в молчании.
два размокших чайных пакетика лежали на блюдце, как дохлые инопланетяне;
она увидела под собой лес и тонкую железнодорожную ветку с червячком ночного поезда на ней.
И, только поднявшись на пару ступенек, поняла, что тишина на первом этаже общаги отличается от обычной. Примерно как тишина на кладбище отличается от тишины в детской спальне.»


«Кто любит – не свободен. Кто не свободен – не любит. Я люблю – а значит, я боюсь…»

«Паролем называется часть речи, которая открывает новую реальность. »


«Мир, видимый человеком в доступном ему спектре, красив до совершенства;»

«он отлично знал, какой ценой тут платят за академические неуспехи. У него были мать, отец и младший брат. Три провальные попытки означали три безвременные смерти…
Сашкины мысли скакнули – за два года до этого памятного дня первокурсник Костя провалил зачет, и похоронил бабушку, и лежал лицом к стене.»


«О чем поют воробышки в последний день зимы…»

«Жить – значит быть уязвимым, от кромешного ада отделяет стенка мыльного пузыря… Я дарю вам жизнь, живите. Вы уязвимы, и я напомню. Лед на дороге. Неудачное деление стареющей клетки. Ребенок подбирает с пола таблетку. Слова цепляются друг за друга, выстраиваются, повинуясь великой гармонии Речи…»


«Сашка перешла к четвертому измерению и ощутила время, как запах. Нюхом почуяла момент, когда заискрила проводка. Точка времени смердела, но не дымом, а падалью. Если бы горящий дом мог блевать в этот момент – Сашку бы стошнило.
Она вышла в пятое измерение: вероятность.»

«Тишина, в которой взрывается планета. И в полной тишине схлопывается звезда – в единую точку без плотности, без времени, без массы.»