Работа над ошибками

– Это не ошибки, Самохина, – он спрятал ведомость в большую картонную папку. – Это опорные точки реальности, синтаксическая разметка.

Первую книгу я читал не в 2007 году (когда она вышла), а где-то в 2014, когда был в 8 классе школы. Не сказать, что после Цифрового эта книга смогла оказать на меня какое-то сильное впечатление, но передёрнуть смогло крепко.

Открытый финал, простой посыл, загадочная история.

Прочитал на одном дыхании.

И как не странно, наверное именно этой книжке я должен сказать спасибо, за мое психически устойчивое здоровье во время экзаменов и вообще, при выборе дальнейших путей в жизни. С ней как-то всё стало проще.

Примерно в те же годы я вступил в фан-клуб Марины и Сергея и начал читать всё, что попадалось мне под руку.

«Луч», который я не осилил.

«Пещеру», которую я не понял, но восхитился изящностью.

«Долину совести», которую я понял как концепцию, но совершенно не понял, как идею.

«Дракон», которого я безмерно люблю до сих пор детской любовью.

Дошел даже до рассказов:

  • «Трон» абсолютно великий
  • «Волчья сыть» — классика

Все произведения Дяченок, я бы скорее отнес к жанру психологическое-фэнтези. Смысл в них не излагается открыто, не прячется в глубине текста, а скорее постигается через образы и в моменте, когда вы разрешаете тексту пройти через себя. Всё как на приеме у психолога, только книге открыться легче. Да и скорее вся прелесть книг находится не в смыслах, которые там заложены, сколько в создании гармоничных связей между героем, читателем, и сюжетом.

О чем Vita Nostra?

Дальше будут спойлеры и разбор сюжета с моей точки зрения и жизненной позиции на 2021 год.

Есть Фарит Кожевников, который нашел 16 летнюю девочку и заставляет её под страхом смерти близких отправиться и делать непонятную дичь.

Он отлично знал, какой ценой тут платят за академические неуспехи. У него были мать, отец и младший брат. Три провальные попытки означали три безвременные смерти…
Сашкины мысли скакнули – за два года до этого памятного дня первокурсник Костя провалил зачет, и похоронил бабушку, и лежал лицом к стене.

В шестнадцать лет Сашка больше всего на свете боялась потерять маму, и этот страх привел ее в Торпу и заставил учиться через силу, через «не могу».

Потом у мамы появился Валентин, который нарисовался жизненной случайностью и мотивация Сашки в учебе переключилась ненадолго на него.

Потом у Валентина и у Сашкиной мамы родился ребенок и Александра Самохина из первой книги поняла, что отступать ей уже больше некуда.

Там, на набережной, много лет назад, мама улыбалась новому знакомому, и на щеках у нее появлялись ямочки. Особенная улыбка, Сашке она улыбалась по-другому…
Валентин стал для мамы тем, кем за несколько часов сделался для Сашки Ярослав. Фарит Коженников нашел его, единственного из миллионов, и подогнал в нужное место, в нужном настроении. И сошлись пазлы. И Сашкина мама сделалась счастлива и отпустила дочь учиться в Торпу.

Дальше была учеба, полеты со Стерхом, чудовище в башне и всё вот это вот в первой книжке. В конце экзамен и... Сашка прозвучала.

Глагол в повелительном наклонении.

Не бойся

Во второй книжке, мы узнаем, что экзамен завален под предлогом

…И ошиблась. Она стала Паролем «Не бойся», но формулировка через отрицание приводит к искажению смысла.
Свойство самолетов – падать.

Действительно, если сказать человеку «не смотри вниз», он обязательно посмотрит.

Экзамен завален на третьем задании. На задании, когда нужно смериться со страхом и допустить его существование, чего Пароль сделать никогда не сможет.

Дальше Сашка при помощи Николая Валерьевича Стерха учится выражать понятия через то, чем они не являются (абсолютно прекрасно).

Вся филология и становление студентов, как собственные синтаксические конструкции, очень прекрасный прием, который достаточно красиво описывает героев. Я думаю, если анализировать реплики персонажей: Лизы, Кости, Егора и других студентов, то в них найдутся признаки местоимений, существительных.. и вообще много интересных деталей того, кем должны были стать эти студенты, когда прозвучат.

Вы не отдавали свою свободу, но вы ее отдали, потому что я научил вас выражать идеи через то, чем они не являются.

Ну и собственно это главный приём, открывающийся во второй части книги.

Не бойся

– Осмелься, – шепотом сказала Сашка.

Осмелься

Через четырнадцать лет моя мама – другой человек, не та, кого я помню. И у нее по-прежнему есть сын – ну, формально. Мы даже созваниваемся по праздникам. Формальный сын, иллюзия сына. Думаешь, мало кто так живет?

Они скрыли от нас кое-что: мы прогрессируем, как понятия, только пока в нас остается что-то человеческое.

И действительно, Фарит настаивает, чтобы Сашка не бросала своего пилота Ярослава Григорьева, ведь он является эмоциональным топливом для нее.

– Вам необходим сложный… сильный эмоциональный комплекс. Топливо. Энергия. Информация. И страх потери тоже! Хотя не только страх и не столько он… [намёк на любовь]

Можно повернуть вспять какую угодно катастрофу, если только это не осознанный человеческий поступок. Свобода – вечный источник зла.

Свобода – вечный источник зла.

Свобода – неотчуждаемое свойство Пароля, но свобода возможна только в присутствии зла. Пароль открывает макроструктуру, вечно отягощенную страхом и смертью. Ловушка.
Кто любит – не свободен. Кто не свободен – не любит. Я люблю – а значит, я боюсь…

– Не бойся!
Ошибочная формулировка. Приказ через отрицание.
– Я отказываюсь бояться!
Ошибочная формулировка. Пароль – всегда Глагол в повелительном наклонении.
– Люби!
Ошибочная формулировка. Любовь означает отказ от свободы, Пароль свободен по определению.

Точка безвременья.
Изначальная черная дыра.
Ни единой звезды…

Страх формирует реальность

Жить – значит быть уязвимым, от кромешного ада отделяет стенка мыльного пузыря… Я дарю вам жизнь, живите. Вы уязвимы, и я напомню. Лед на дороге. Неудачное деление стареющей клетки. Ребенок подбирает с пола таблетку. Слова цепляются друг за друга, выстраиваются, повинуясь
великой гармонии Речи…

– Это не вопрос веры, – сказал он глухо. – Есть ошибки, которые нельзя исправить, но из них можно извлечь урок…

– Мне ничего не сделать с ним, – проговорила Сашка безнадежно. – Он повсюду.
Кладбище – его проекция, – продолжала Сашка, слепо глядя перед собой, – больница – его тень… Но и роддом – тоже его отражение. Царапина с каплей крови. Эндорфины во время секса. Все свойства материи, все законы Великой Речи. Я не могу его отменить.



Отдельно хочется отметить, что во время чтения текстов Дяченко, невольно возникают параллели с их другими произведениями.

Когда Сашка на экзамене пытается найти счастливую концовку для Александры Самохиной, погибшей в автокатастрофе, невольно вспоминаешь рассказ «Трон»

— Я! Знаю! Пять! Имен! Мальчиков!! — Я! Знаю! Я! Пять! Знаю! Имен! Пять!..

Когда Ярослав спрашивает Сашку

– Последний вопрос, – он посмотрел очень серьезно. – У меня есть выбор, любить тебя или нет?

Здравствуйте Влад и Анжела из Долины Совести 👋
Хорошо, когда есть опция "не любить".

Я не убиваю студентов, – вспомнила Сашка. – Я давал вам задания «со звездочками», усложненные. Это тоже учебный процесс…

[А Фарит наказывал студентов за невыполненные задания :) ]

Ну и еще несколько цитат и метафор:

– Эта женщина, – сказал Коженников, – существовала на свете только для того, чтобы врезаться в автобус.»
– Вся ее жизнь, – безжалостно продолжал Коженников, – была привязана к моменту смерти, как реализации замысла. Жизнь была негодная, унылая и пустая, а вот смерть…

Тебе ли не знать, что абсолютны только идеи, а проекции… проекции ложатся по-разному, как тени на стенах пещеры.

– Меня пугаете не вы, – после длинной паузы сказал Стерх. – Пугает та легкость, с какой в наше время аннулируются вековые традиции.

Я убийца реальности, – мрачно подумала Сашка, – и разрушитель грамматических конструкций».

кровь – не только физиологическая жидкость, но и катализатор множества смыслов…

– Сингулярность, – повторил он громко. – В философии – единичность существа, события или явления. Математическая сингулярность – точка, в которой функция стремится к бесконечности.

Он был чьей-то проекцией – тенью больших надежд либо некачественной контрацепции

…Все, бывшее извне, сделалось враждебным. Все, бывшее внутри, стало избыточным.

Я не убиваю студентов, – вспомнила Сашка. – Я давал вам задания «со звездочками», усложненные. Это тоже учебный процесс…

Все, что действительно ценно, – вне материи

Можно повернуть вспять какую угодно катастрофу, если только это не осознанный человеческий поступок. Свобода – вечный источник зла.

Мир, видимый человеком в доступном ему спектре, красив до совершенства;


ребенок захлебывался криком…

Концентрированная осень

След от самолета в голубом фарфоровом небе.

Если бы горящий дом мог блевать в этот момент – Сашку бы стошнило

…Звезды взрываются в молчании.


Два размокших чайных пакетика лежали на блюдце, как дохлые инопланетяне;

Она увидела под собой лес и тонкую железнодорожную ветку с червячком ночного поезда на ней.

И, только поднявшись на пару ступенек, поняла, что тишина на первом этаже общаги отличается от обычной. Примерно как тишина на кладбище отличается от тишины в детской спальне